• Спонсоры блога

Падал прошлогодний снег…

Наберитесь терпения и приготовьтесь к прочтению очень длинной истории. О ней я никогда не рассказываю своим друзьям, редко – близким людям. Но вот, недавно я пыталась вспомнить события восемнадцатилетней давности и поняла, что многое уже рассеялось и так трудно собрать крупинки в одну кучку. Вот когда наберёшь в горсть воды и пробуешь напиться ею, а донести набранной водицы до рта не можешь, вытекает она сквозь пальцы, оставляя после себя только мокрый след. И я решила записать то, что помню. Потому что иногда память – это единственное, что у нас остаётся. И, чтобы не получилось у меня так, как в старом добром мультфильме «Падал прошлогодний снег», буду я теперь записывать некоторые события моей жизни. Чтобы не растаяли, как снег…

падал снег

Это было так давно, что уже кажется неправдой. Как-будто всё происходило не с нами, а с кем-то другим, в другом измерении, в параллельном мире.

В принципе, это и был другой мир – тот мир, который разрушился как карточный домик, от одного невесомого прикосновения, от легкого дыхания.

Мы жили в Армении, в небольшом городке, построенном в начале пятидесятых. Сюда съехались люди со всех советских республик на строительство трех заводов. Это было грандиозное мероприятие – огромная страна строила империю-сказку.

Раздан

Пришел день, когда добрая сказка закончилась, автор поставил большую жирную точку в конце предложения и перевернул страницу. Началась другая история, жестокая, злая, страшная. Дружные народы за несколько дней стали друг другу кровными врагами. Сосед пошел на соседа, друг предал друга, даже родственники стали чужими. Это были страшные дни.

осень
И в наш маленький городок пришла беда. Продовольственная блокада, отключение от газопровода, растерянность, страх, унижение. И ещё много всего, о чём я никогда не рассказываю своим друзьям. И вот однажды наш отец принял решение – надо уезжать. Была продана за бесценок двухкомнатная квартира, погружены вещи в огромный «софик», даны клятвенные обещания друзьям о том, что никогда-никогда-никогда не забудем друг друга. Тётушка, по какому-то старинному обычаю, вылила нам вслед ведро воды. И мы тронулись в путь.

А путь, надо сказать, предстоял долгий – через Армению, Грузию, Южную и Северную Осетию, Россию, аж на Западную Украину.

Это был последний раз, когда я видела горы. Осень в горах – это невообразимо прекрасное зрелище. Высокие склоны украшены разноцветным ковром деревьев, на вершинах тонкой струйкой вьётся белесая дымка, а воздух прозрачный и чистый.

tskhinvali
Километры промелькнули быстро. Изредка мы останавливались на обочине дороги, устраивались под каким-нибудь раскидистым орехом и отдыхали. Так мы проехали Армению, затем въехали в Грузию. Следующий пункт был Осетия. Наш маршрут лежал через Цхинвали. Всё было отлично, до определённого момента. Последнее яркое воспоминание – въезд в город. Утром, где-то в девятом часу, мы остановились на пропускном пункте, где патруль предупредил о напряжённой обстановке и о присутствии в городе миротворческих сил.

Я не помню подробностей, но до сих пор чётко вижу картинку – мы стоим на дороге, а снизу город. Светло-серые полуразрушенные здания в чёрных пятнах. Руины. Тишина.

На КПП в «жигулёнок» втиснулся офицер, который должен был сопровождать нас до выезда из города. Машины медленно вползли в Цхинвали. Мы с сестрой вертели головами, рассматривая улицы, дома. Город просыпался. Возле магазина стояли люди и ждали, пока разгрузят свежий хлеб. Офицер почему-то остановил машину и ушел в неизвестном  направлении – видимо, он решил, что нам ничего не грозит.

Камаз двигался уверенно, а мы, на кофейном «жигулёнке», пыхтели сзади. Мы – это мой отец, водитель авто, мама, сидевшая рядом с ним, близкий друг нашей семьи Гарик, и я с сестрой.

Дальше всё происходило как во второсортном американском боевике – быстро, нелепо, страшно. На перекрёстке машина затормозила, а посреди дороги неожиданно появился молодой парень. Он встал перед капотом, посмотрел горящим взглядом, вытянул вперёд правую руку. В руке было оружие. Чёрная холодная точка смотрела прямо мне в лицо – я сидела посередине, между Жаннеткой и Гариком.

Их было двое. В считанные секунды они подбежали к авто, вытрясли из карманов мужчин деньги, сняли с Гарика куртку, где находились деньги за проданную квартиру, документы и золотые серьги. Видимо, их кто-то спугнул, потому что парни быстро скрылись. Прохожие указали дорогу к комендатуре, но оттуда нам навстречу уже выехал патруль.

Нас отвезли в комендатуру, где мы провели около трёх часов – ждали, пока найдут напавших на нас парней. Всё это время мы находились под охраной – оказывается, вокруг стали собираться разгневанные местные жители, и военнослужащие переживали, чтобы на нас не было совершено очередное нападение. И во второй раз мы бы не отделались лёгким испугом.

Их нашли. Сначала привезли одного и бросили вниз лицом на землю. Затем привезли второго. А нам было разрешено продолжать путь. Но уже в сопровождении миротворцев, которые провели нас до самой границы с Северной Осетией.

Это были красивые, статные парни, с широкими искренними улыбками. Красивые – потому что молодые, потому что любили жизнь, потому что помогали другим людям выжить. Кто знает, сколько жизней спас каждый из этих ребят – ведь едва ли не каждый день на их глазах грабили, избивали, убивали людей. И кто знает, сколько их осталось в живых, тех молодых, красивых, жизнерадостных…

воины
Когда мы собираемся в узком кругу – я, мама и Жанна, мы вспоминаем те дни. Прошло восемнадцать лет, а такое впечатление, будто это было вчера. И тот парень, что находился рядом с нами в Цхинвали, провожал из города, – мы так часто гадали, как сложилась его судьба. В его планах было продолжать военную службу, потомственный офицер, всё-таки, и поехать в Югославию.

В прошлом году, весной, на праздник Пасхи, мы проснулись поздно – мы ходим на всенощную службу и отсыпаемся долго. Привычным движением я нажала на кнопку – включила компьютер, загудел кулер, моргнул голубым глазом монитор, а в углу панельки замигал жёлтый листок – пришло письмо.

Спустя семнадцать лет с фотографии на меня смотрел тот самый офицер, который помог нам в далёком 92-ом.

19 комментариев

  1. Рузя, плакать меня заставляешь :( . Жутко и слезы сдержать не смогла. Буду ждать продолжения =). Надеюсь, все закончилось хорошо.

  2. Не дай Бог, никому испытать такое…

  3. Эх, Рузя, сколько мы пережили… И впрямь, многое забывается с годами. Сумасшедшие очереди за хлебом, вставать приходилось среди ночи, чтобы купить положенную по талонам норму и где могли убить ни за что И эти грабежи. По вечерам у нас была стрельба на улицах: оружие с Абхазии привезли, да и полно было всяких новых вооруженных формирований.
    И все же мне кажется, что победит разум. Знаю, что до сих пор тяжело живется людям в Карабахе, они изолированы от мира.
    А через несколько дней еще одна для Армении тяжелая дата. Пусть будет земля пухом тем, кто погиб, пусть долго живут те, кто остался жив помопомогал выжить

    • Да, Танюш… постаралась как можно короче и суше описать этот период, о нём так не хочется вспоминать…

  4. Воспоминания, воспоминания…
    Хочется написать что-то, но слова “комом в горле”.
    Значит и не нужно ничего. Все мы родом из детства…
    Спасибо, Вам!

  5. Валентина

    Спасибо за смелость.

  6. Рузечка, слезы ручьем, очки заливают, на клаву капают. Ни одного “специального слова”, все просто, но остановить потоки слез не могу.

    Я уехала 7 лет назад. Все, точка, больше сказать нечего. Ты сказала все.

  7. Сколько же горя приносит война… Читала и не могла не плакать.Хотя мы жили все это время в Украине, мой двоюродный брат, который живет в России в начале 90-х начинал свою военную службу именно в тех краях, а потом отправился и в Югославию. Так тогда многие кадровые офицеры делали, пытаясь заработать на жизнь, поскольку на мирной службе зарплата была смехотворной. После Югославии была вторая командировка в Чечню. Словом вся семья все эти годы за него очень переживала, а родители брата после его службы вообще резко “сдали” и до сих пор болеют.Печально осознавать, что и сейчас в этих регионах не спокойно…

  8. Я снова тут! День прошел, а мысли не отпускают. ДОБАВКИ! Про офицера, который нашелся на Пасху.

  9. Валентина

    Очень рада, что ты есть у нас, Рузя.
    У этой истории жизнеутверждающее окончание, перспективное – самое лучшее ещё впереди.
    А записывать нужно, чтобы дети тоже знали. И помнили.

  10. Ну, то, что я плачу – это и без слов ясно…
    Спасибо, Рузя, за статью! Это удивительный рассказ. Удивительный потому, что он такой простой, “житейский”, без наворотов сюжета и с благополучным концом (если можно считать благополучием расставание с родной землей…). Но за всем этим столько чувства!

    Очень хорошо написано. Спасибо тебе! Счастья всем твоим близким, доченьке особенно.

  11. Офицер (уже в запасе)

    Спасибо.

  12. Страшно…..у меня брат двоюродный..в ФСб..во Владикавказе..

  13. Господи! спаси и сохрани нас

  14. Грустная история… До слёз не довело, но впечатлило сильно. Автору хлопаю стоя.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

  • Рейтинги

    • TwitterCounter for @niceworlds