• Спонсоры блога

Конкурсная история о чуде № 11. Орел, решка и снова решка

– Чудо, чудо! – твердила Регина, тыча пальцем в невнятные разводы на длинной простыне характерных черно-белых снимков.

А шальное счастье плясало в глазах лихорадочно – так, что не взглянуть, и взрывало радужку, и выплескивалось, и подсвечивало россыпь бледных веснушек на острых выступах скул.

орел-решка

– Ждали-ждали, лечились-лечились – врачи уже рукой махнули. Встали в очередь на искусственное, а тут раз и – двойняшки! Взгляни – разве не чудо?! – свиток со снимками, отдаленно напоминающий карту загадочных туманностей ночного неба, вспорхнул с кухонного стола и уткнулся мне в самый нос.

Я засмеялась – никогда раньше не видела ее такой. Хотелось надсадно орать, дурачиться и рыдать до судорог, тесно обнявшись – и все это одновременно. Реакция на чудо.
Вот уже почти год, как я оказалась невольной поверенной сокровенных тайн моей сотрудницы – мы возвращались с работы одним и тем же маршрутом. История простая, как апельсин: Регина мечтала о ребенке, а беременность все не наступала. Почему именно я стала сосудом для исповедей и жилеткой для слез обычно молчаливой – слова не вытянешь – и застенчивой Регины? Муж убежден, что это от моего неумения говорить «нет», а один знакомый предположил, что дело в энергетике. Ее или моей – я так и не выяснила.

– Ты ведь самого главного не знаешь, – спохватилась Регина. – Они разнояйцевые! То есть, ни грамма не похожие друг на друга – совсем, ну совсем разные! А еще, – голос сорвался: ликование достигло предельных глубин диафрагмы, – они раз-но-по-лы-е! Понимаешь? Это! Мальчик! И! Девочка!

Я ощутила неострый укол зависти: это надо же – столько счастья сразу и в одни руки! Тут же устыдилась, материализовав образ собственного сыночка – царский подарок судьбы, сделавший меня счастливейшей из смертных на сонмы грядущих столетий. Безотносительно к прилагаемым обстоятельствам. Безоговорочно и бесповоротно.

И сразу на душе стало умыто и радостно, как утром после хорошего сна.
Мы выпили с Региной чаю, уничтожили тонну вкуснейших конфет, поболтали еще немного и расстались.

Наши пути скоро вообще разошлись, но общие знакомые рассказывали мне о том, что Регина тихо и флегматично носит свою беременность, не делясь ни с кем ни эмоциями, ни мыслями. Она вообще была замкнутой – может, оттого, что не все умели ее правильно слушать? На шестом месяце продвинутое медицинское обследование показало, что у девочки – крепенькой, активной и гармонично развивающейся – тяжелейшая патология мозга. Неисповедимы пути твои, Господи…

Тогда же врачи приняли решение о неизбежности кесарева, а несчастной Регине предстояло еще несколько месяцев носить во чреве двоих детей, одного из которых – она знала – ей не суждено будет увидеть.

Я цепенела, примеряя на себя то, что она должна испытывать и – каюсь – не решилась набрать ее телефонный номер. Не так уж мы были и близки, искала я себе оправдание – кроме истории с ее беременностью, нас ничто не роднило. Да и чем я могла ей помочь? Утешить – чем? Потом часто думала: а что, если бы тогда я сняла трубку?
Ломаный грош – цена всем «а что если…»

Чудо поблекло, будто состарилось и стало похоже на немного сдутый воздушный шарик, но все еще оставалось чудом: мальчик, которого могло и не быть – тому подтверждение.
А вскоре судьба принялась выводить такие причудливые зигзаги на диаграмме моей биографии-географии, что я надолго потеряла Регину из виду. Краем уха слышала, что в положенный срок ей было сделано плановое кесарево, и что после наркоза врачи принесли ей сына. А еще – что Регина назвала его Мишей. Мишенькой, Мишуткой.

Видит Бог, как хочется мне поставить точку в этом рассказе прямо сейчас, не озвучив того, что должно произойти и остановив этим время. Если бы это было возможно, если бы, если…
Миновало четыре года. С Региной меня разделяли теперь сотни тысяч километров, да и вспоминала я о ней все реже – тогда лишь, когда получала куцые обрывки новостей из писем моих подруг, оставшихся в той, прежней жизни: «Регина рассталась с мужем…», «…сменила жилье», «…зарабатывает уборками». Вплоть до того письма, которое обрушилось на меня роковой лавиной, подмяло, растоптало и навзничь опрокинуло сознание.

Сначала это было письмо как письмо – с новостями, расспросами, а в конце…
«В конце напишу все-таки о событии, совершенно потрясшем всех, кто знал Регину – нашу Регину – ты ее помнишь. Она…»
Она вернулась домой с работы, привычно – на глаз – ссыпала горсть транквилизаторов в ладонь: половину для больной, не встающей больше года с постели матери, другую половину – себе. Зашла в ванную, наполнила пластмассовый таз водой и позвала Мишу. Мишеньку, Мишутку.

Тот бросил незаконченный рисунок, подбежал, заглянул в любимое лицо – брызги веснушек резче обычного обозначили полумесяцы скул, и тогда она сделала то, чего уже никто и никогда не сумеет поправить. А потом вышла из квартиры, позвонила в полицию и сказала тихо: «Я убила своего сына. Приезжайте».

***

Письмо подруги заканчивалось так: «Господи, спаси нас от такого ужаса».
Я повторю эти слова, добавив: и от чудес, Господи. И от чудес.

Автор Жанна Метленкова

43 комментария

  1. Господи, прости её душу трижды грешную!

  2. Татьяна

    Я просто не знаю, что сказать… Как бы тебе не было ужасно, ползи, скребись, вой по ночам, но кровинушку свою вытяни, видать, все таки и не надо было Чуду случаться.. Человек… не известны нам пути Господни.. а ведь ОН не хотел давать Регине детей..

  3. Чудо было в середине истории, всё остальное – мрак…

  4. Второй день перечитываю этот потрясающий рассказ. Потрясающий в прямом смысле. И написан он великолепно, стиль хороший и выстроен грамотно. И сама история цепляет. Но не могу удержаться от чувства какой-то подмены. Что-то здесь не так. Пытаюсь нащупать, что именно и, кажется, уже начинаю понимать, почему, несмотря на все несомненные литературные достоинства и щемящесть истории, я бы, на месте жюри эту историю с конкурса сняла и не дала бы ей возможности конкурировать с другими. И не только потому, что написана так хорошо, что не дай бог выиграет в соревновании с розовыми слюнями об ангелообразных младенцах. Надо хорошо подумать,чтобы сформулировать.

  5. Абсолютно согласна с предыдущим комментарием. Талантливо,безупречно, но сразу – но. Чутье не подводит. Я вспомнила.

    Много лет назад прочла Солженицина, “Гулаг” (экой высоты ассоциации). Книга разрекламированная, и мне наконец в руки попала. Я помню – омерзитеольное ощущение – когда читала о пытках, моральных и физических. Жуткие страницы. И – осадок. Несколько дней мучала меня мысль – что не так. Еду в автобусе, половина автобуса оборачивается и смотрит на что-то. Невольно поворачиваю голову: молодая девушка, одна половина лица нормальная – вторая – ужас! Огромная сине-багровая щека свисает до плеча, Уродство. Отвожу взгляд. Люди заходят и выходят, я ВИЖУ, как некоторые смакуют. Вот оно, точно!

    Замечали – собирается толпа на месте аварии или происшествия? Что это? какие инстинкты заставляют смотреть на ужас и страдания, пуская слюни?

    Жизнь без надежды – не имеета права быть. В рассказе – нет надежды, есть констатация факта и большая точка. Я не хочу такой жизни. Можно обвинять меня в пристрастии к марципану, политому серебряными соплями. Можно утверждать, что такое бывает. Но ведь есть и еще что-то, кроме этого? Если бы жизь была ТОЛЬКО из этого – жить было бы незачем. Для меня это так и только так.

    • АвторКА

      “Гулаг”-это гражданский подвиг человека, который сумел рассказать правду, рискуя своей жизнью. Ведь до того, как стали рекламировать “Гулаг”, были годы, когда книгу передавали друг другу тайком,в страхе быть исключенными из комсомола и партии. Все там от первого до последнего слова-правда, а написано Солженицыным было не для участия в конкурсах и не для сценария сериала, а для спасения России…
      Поэтому, прочитав Гулаг, Вы проявили свою гражданскую позицию, знаете, тоже могли бросить читать …”ой, страшно мне…”. А это ведь о наших соотечественниках. Мы должны об этом знать!

    • АвторКА

      так что читать “Гулаг”-это не то же самое, что смотреть фильмы ужасов с надувными покойниками… или рассматривать с живеньким интересов уродство человека с фиолетовой щекой. но, согласна, все это в людях есть!

  6. Татьяна

    А я сейчас подумала, и поняла, какое слово крутилось у меня в мозгу все время- патология, это все- патология, от начала и до конца, героиня не могла быть счастлива изначально, поэтому и надежды не давалось. Но написано- просто глянцево.

  7. Начало истории еле проглотил. Написано живо и легко, ничего не скажешь. А вот концовка действительно неожиданная. Все, что я предполагал по ходу чтения, не подтвердилось.

  8. Почему еле проглотил, спросите вы. Просто очень обычное начало. Этакая уже замусоленная история. Но ее концовка шокирующая… И теперь уже неизвестно, чудом ли была беременность Регины, превратившееся вскоре в наказание…

  9. Спасибо всем, кто оставил свои комментарии.

    По поводу этого рассказа. Меня мучила (да и сейчас еще терзает) нравственная сторона вопроса: имею ли я право выносить эту историю вот так – на всеобщий обзор. Подумала, что да – имею. Потому что такие запредельные вещи происходят. И они – часть нашей с вами жизни, как бы ни пытались мы от этого отгородиться. Уродливая, но – часть. Изнанка той поверхности, на которой нам с вами посчастливилось находиться. Аверс-реверс, орел-решка. И если закрыть глаза (или стыдливо отвернуться) и сделать вид, что мы в танке и этого не существует, оно никуда не исчезнет, правда? Девушка со своей щекой останется ровно на том месте, где стояла минутой раньше. Об этом нельзя говорить? Почему? Потому что это может произойти с кем угодно, только не с нами?

    Смакования подробностей я как раз пыталась избежать. Всеми силами.

    Точка? Да, точка. Многоточия в этой истории не вижу – хоть убей. Безнадега? Да. Но это – реальность. Такая, как она есть. Не параллельная. И какой надеждой можно подсветить будущее героини? Надеждой – на что? Ума не приложу…

    У меня есть несколько историй о чудесах – настоящих чудесах – с хэппи-эндом, но решила написать не о них, потому что именно эта история перевернула мое отношение к чуду как явлению. За чудеса иногда приходится платить.

    • Вы не правы, и жестоко не правы. Вы не услышали – да, есть в жизни мерзость. Но в жизни есть много еще чего. Мне, на самом деле, претят розово-сладкие уси-пуси. К правде жизни они не имеют никакого отношения, впрочем, как и черный мрак. Это просто две стороны одной медали – крайности, которые ничего общего с жизнью и правдой не имеют.

      Вы говорите – что по другому это было нельзя написать. Да можно! Ну, во-первых, для всех очевидно – Регина больна. Какая правда жизни и шизофрения идет рука об руку? Писать о шизофрении – вообще нужно ли? Во всяком случае – не в рассказе про чудо. Но уж если так приперло написать об этом – пожалуйста. Можно было бы написать этот рассказ от имени районного психиатра, который разжалобился, и разрешил Регине рожать. Зная ее диагноз. Вот повелся бы на псевдо-человечность. И что из этого вышло. Чувствуете – совсем другой оттенок, другая интонация, хотя факты были бы те же.

      Даже в шесть утра , слету, три-четыре варианта написания этой истории есть.

      И последнее. Слава Богу, что хоть картинку поменяли! Неужели отсутствует какое-то чутье, внутренний нравственный судия, это было кощунственно, омерзительно!

      Думаю, не только меня наизнанку выворачивала эта мордаха. До сих пор мороз по шкуре!

      • Маруся, мне жаль, что Вы так на это реагируете. Правда, жаль.
        А по теме – Регина не была больна, как бы нам с вами этого не хотелось. Экспертиза признала ее во всех отношениях здоровой. Ни шизофрении, ни чего-либо еще. Если Вы углядели признаки болезни в ее реакции на беременность, так я своей точно так же радовалась. Лихорадило от счастья.
        В предлагаемой Вами версии изложения – от имени районного психиатра – финал стал бы менее трагичным? У надежды появился бы шанс забрезжить? При чем здесь вообще психиатр? Я не писатель – я не хочу и не могу рассказывать то, что произошло, от чьего бы то ни было имени, кроме своего. Потому что я вижу эту историю только своими глазами и знаю только то, что знаю.

    • Жанна, пока я не начала, никто и не решался. А я все никак не могу сформулировать свои претензии. Я еще раз повторю, ты пишешь прекрасно, я даже запомнила некоторые выражения. Но это чернуха и речь не о том, что безнравственно было рассказывать об этом случае. Нет ни одного случая, о котором нельзя рассказать. И в каждом можно найти нужную тематику.
      Этот случай, о котором ты написала – сам по себе ужасен. Он тем более имеет право быть замеченным. Безнравственность не в этом. А в том, логика изложения делает бессмысленное детоубийство центром, главным смыслом и главной моралью рассказа. По-большому счету, Маруся права, называя это смакованием и обратной стороне марципана – это завлекалка, чернуха-приманка.
      Конечно, в нашем мире так сильно попрана мораль, что под прикрытием правды жизни расчлененки и обгорелые трупики стали ее частью. Чуть ли не каждая страница интернета кричит: Сын убил мать! Найден труп младенца! Это правда, которая в руках желтых ньюсмейкеров становится завлекалкой и развлекалкой. Вот пока я писала то и поняла, что же хочу сказать: этот рассказ слишком хорош, и поэтому слишком высоко поднимает эти страшилки-завлекалки и как бы псевдооблагораживает их механизм и при этом он маскирует его. Мне кажется, не было бы никаких споров, если бы акценты были расставлены по-другому и тон был бы другой. Нельзя не писать о пожарах, землетрясениях и крушениях, но фотографировать крупным планом обгорелые тела – пока еще этика, слава богу, не зашла так далеко.
      Я так же вынуждена была задуматься о том, зачем я затеяла этот спор здесь, ведь расчлененные трупики рассыпаны по всему интернету и я ни на один сайт не пишу: уберите, любование и смакование чернухи безнравственно. А здесь вот пишу. Наверное, потому что изначально верю в статус этого конкурса.
      С уважением.

      • Лена, сначала ты пишешь: «нет ни одного случая, о котором нельзя рассказать». ОК, случай есть, и он рассказан.
        Дальше: «Безнравственность не в этом. А в том, логика изложения делает бессмысленное детоубийство центром, главным смыслом и главной моралью рассказа».

        И еще: «Мне кажется, не было бы никаких споров, если бы акценты были расставлены по-другому и тон был бы другой».

        Центром и смыслом – да, отчасти. Тема истории (она же мораль, если угодно) – то, как чудо оборачивается кошмаром: показали чудо и показали кошмар, страшнее которого и придумать нельзя. Поэтому в центре – и то, и другое. На равных правах.
        Моралью и завлекалкой – нет, разрази меня гром.
        И давайте уже договоримся: я писала эту историю, не пытаясь расставлять какие бы то ни было акценты. Писала ровно так, как вся эта история от начала и до конца была мною увидена, переварена и воспринята. То есть – вся ситуация моими глазами. Которую я, по большому счету, не писала, а списывала. С реальности. Вот и все. Сначала была счастливая Регина. И мы с ней обнимались, и плакали обе от счастья, и трескали конфеты. А потом я получила то письмо, и все кончилось тем, чем кончилось. Рассказала о том, и о другом. Без всяких акцентов. Шокирующий финал? Ну, так и меня он шокировал не меньше. Больше. Да, согласна, можно было написать так: «А потом мне стало известно, что Регина убила своего сына». Без Мишутки и без любимого лица. Но я увидела эту сцену так. И что с этим делать? Я уже говорила – эта история рассказана точно так, как была мною увидена. И то – в финале максимально сухо и, насколько это возможно, без эмоций. Это – смакование? О, если бы я внесла в этот рассказ сцены, которые навязывало мое воображение в ответ на полученное известие – сцены, от которых пальцы инеем покрываются и сердце заходится – вот тогда это можно было назвать смакованием и завлекалкой.
        Меня эта история и сейчас не отпускает. Возможно, будь у меня ответ на вопрос: «Почему?» – субъективный, разумеется, но хотя бы позволяющий ухватить самый кончик логической ниточки, акценты расставились бы иначе. Но – расставились, а не были бы мною расставлены. Понимаешь? Оставить вопрос безответным внутри себя нельзя было, потому что тогда жизнь – хаос. И снаряд – два раза в одну воронку. И пуля – дура. Хотя, может, все так и есть – и снаряд, и пуля. Но хочется, чтобы нет, не так. А единственное объяснение, втискивающееся в рамки, где нет хаоса, пули и воронки: то, что произошло – расплата за то, что было дано. За чудо. Слишком много дали. Об этом и рассказ. И еще вот о чем хотелось сказать: детоубийцы – не инопланетяне. Как выяснилось. Обычные люди. Которые среди нас. Это страшно – правда. Но ведь и мне страшно: я не пытаюсь напугать никого – я только делюсь своим страхом.

        Дальше. Рассказ высоко поднимает чернуху, потому что написано славно?

        А будь хуже написано – было бы лучше? Детоубийство от этого выглядело бы менее шокирующим? Более прилизанным и благообразным? Детоубийство, в принципе, может вызывать какую-то еще реакцию, кроме ужаса и отторжения?

        Допускаю, впрочем, что мы не понимаем друг друга и говорим о разных вещах, глядя каждый со своей колокольни.

        • Наталья

          Вы спрашиваете – почему она так поступила? Скорее всего, не смогла пережить смерти второго ребенка и каким-то образом вина за это в ее сознании оказалась возложенной на сына. Такое, увы, бывает сплошь и рядом.

    • Эта история нужна. Нужно, чтобы ее читали люди. Это вы правильно сделали. Но вспомните: на конкурс принимаются истории о чуде, произошедшем в Вашей жизни.

  10. P.S. Девушка останется на своем месте. Как и ее щека. Но у нее есть и ДРУГАЯ щека! И чтобы быть до конца правдивой – пишите об обеих!

    • Вы и в самом деле не увидели в рассказе другую щеку? Мне кажется, что как раз именно этой щеке – другой – и посвящена бОльшая часть истории.

  11. А вот именно ДРУГОЙ щеки вы не увидели. Ваши глаза остановились на одной. В этом все и дело!

  12. Все!!! Я попросила хозяйку блога снять мои работы с конкурса! Теперь имею полное право сказать что думаю! Это отвратительно и безнравственно!
    И тем более ужасно, что очень талантливо!

    Думаю, что спорить бесполезно, такие вещи или чувствуешь, или нет. С чем и прощаюсь с конкурсом – Маруся.

    • Вы имели полное право говорить что думаете и без снятия своих работ с конкурса. Но если Вы назначаете таку цену, то я Вас прошу оставить свои работы – я снимаю свою.

      Безнравственно говорить о том, что имеет место быть в нашей жизни? Табу?Закрыть глаза и убедить себя в том, что этого нет, что в мире рулят ангелы? Не думаю, что это правильная позиция.

  13. Евгения

    Рассказ цепляет. И очень сильно. Безнравственно? Не думаю… Мы начинаем свой путь с чуда рождения на свет, и заканчиваем смертью, которая тоже – чудо. Жизнь и смерть – это две крайности, но без них никуда. И это без вариантов!
    Можно ли сказать, что жизнь Регины – отвратительна и безнравственна? Кто мы такие, чтобы судить ее? И кто мы такие, чтобы судить Жанну за то, что она описала эту историю?
    По аналогии с той девушкой, у которой одна уродливая щека… Жанна сперва и предоставила возможность полюбоваться той, красивой, стороной. А потом показала, что не все в этой жизни – красиво.

  14. Рузя, я официально прошу снять мою работу с конкурса, потому что я не хочу, чтобы это стало причиной снятия работ других авторов. Если нужно это как-то подтвердить или оформить, подскажите, пожалуйста, как это сделать. Спасибо.

    • Вам не стоит снимать работу! Дело ведь в моих личных ощущениях и отношении к жизни, дело не в Вас. Ваша работа – безумно талантливая, и должна принимать участие в конкурсе.

      Если это все не согласуется с моей жизненной позицией – это мое, и только мое дело. Поэтому в 6.30 утра по москве я уже попросила хозяйку блога снять мои работы.

      Вступать в дискуссии больше не хочу и не буду. Уже писала раньше – это или чувствуешь, или не чувствуешь.

      С уважением к блестящему слогу и таланту Автора – Маруся.

  15. Татьяна

    Уважаемые авторы! Я очень всех вас прошу- не снимайте свои работы, ну не делайте трагедию на ровном месте, не расстраивайте конкурс, ведь ваши работы интересны каждая по своему, а согласны мы с чем то, или не согласны- никакого отношения к решению жюри не имеет, ибо им виднее. Подумайте о том человеке, которым дал нам всем возможность поучаствовать в этом конкурсе, вы делаете ему больно.

  16. Ольга Пастернак

    Я тоже попросила бы всех успокоиться и оставить свои работы. Я даже не хочу выдвигать никаких аргументов. Мне кажется, что вы все – умные и чуткие люди, которые, отбросив ненужные эмоции, смогут понять и коллег-авторов, и хозяйку этого конкурса. Мудрости всем нам и уважения друг к другу!

  17. Всем спасибо! И тем, кто “за”, и тем, кто “против”. Я не планировала удалять свою работу. Но если из-за этого будут отказываться от участия в конкурсе другие авторы – этого я не могу себе позволить.

  18. История продолжает участие в конкурсе, равно как истории №1 и №5. Прошу прекратить истерику.

    Автор не нарушил ни одного правила из условий конкурса, история основана на реальных событиях,чудо имело место быть.

    • Рузя, истерики не было. Вы – хозяйка блога, и полученные работы – отчасти Ваша собственность (в рамках конкурса), поэтому Вам и решать. Я лишь категорически против того, чтобы моя работа стала причиной самоотвода других авторов.

  19. Комментарии к данной работе будут проходить жесткую модерации.

    Убедительно прошу всех участников и читателей воздержаться от высказываний о возможности или невозможности конкурсной истории № 11 принимать участие в конкурсе.

  20. Наталия

    К моему сожалению “Чуда” я не увидела, а Регину наверное не смогу понять никогда, потому что сама мать. Если не можешь изменить ситуацию, то измени отношение к ней.

  21. Алексей Дмитриев

    Вот почитал я все комменты… Да уж… Даже странно… Жанна начинает оправдываться, ее начинают бодро бить ногами… А если разобраться… Я могу так сказать – у милыъ барышень за 30 часто присутствует инфантилизм… Вот, кто-то от Солженицина содрогался… А от Шаламова как? Тоже? Выходит, вам вообще не надо историю знать. а то ведь там и на кол сажали, и кожу сдирали… Кстати, последняя посадка на кол в России – 18 век. ))) Собственно. и Истории инквизиции читать нельзя… Вообще читать ничего нельзя, кроме поэта Асадова… Да… Интересно, а вы вообще что-то читали, кроме него? Патология, мерзость… Это вы о чем, никак не пойму? Погодите, сечас продолжу…

    • Простите, а где здесь Вы увидели инфантильных барышень за 30? Авторы четко высказали свое неприятие данного рассказа в рамках конкурса. Сама история реальна, написана хорошо, но чуда в ней нет. Никакого, даже в появлении ребенка, таких чудес сейчас на каждые 50 родов по одному, и даже еще почаще. Есть только слабость и преступление.

  22. Алексей Дмитриев

    Кстати. а у гуманиста Толстого за что посадили Катюшу Маслову? А в рассказе Моруа девушка, родившая от немецкого солдата. топит ребенка… Это как? А все греческие трагедии, которые в крови и жути – тоже патология??? Милые барышни! да вы почитайте того же Шекспира. Там нет убийств? Нет чернухи, как кто-то здесь выразился? Рассказ Жанна написала хороший и, как теперь принято говоить, политкорректный. А про патологию – если кто незнает – поясню: патология не в страшном противоествественном акте или его существовании, а в смаковании им и любовании, переживавание деталей… Вы уж когда термины используете, вы узнайте их значение… Человек вообще замечает в окружающем мире то, что ему свойственно: мудрец – мудрость, злодей – злодейство, извращенец же во всем видит извращения и смакует это – пусть джаже и с отрицательным знаком. Это вам, милые барышни. Именно вам!)))

    • Наталья

      Угу… Сама хотела примерно то же написать, но уже не буду повторяться. Просто подпишусь под Вашим комментарием, если позволите…

  23. Нужно быть оптимистом.

  24. Статья сложная для восприятия. Грустная, но и такие должны быть. Не все чудеса заканчиваются хэпи ендами…

  25. Это замечательная история, которая раскрывает самую актуальную проблему нашего времени – мораль…
    Вопросы о том, есть ли в этой истории чудо или нет – безосновательны глупы… чудо то, что сбылась ее мечта; чудо, что она смогла “отречься от свой мечты”; чудо, что после всего содеянного она смогла раскаяться.

    После всех обсуждений и споров вокруг этого рассказа, Я ожидал от этой истории большего. Ну не цепляет она так, чтобы можно было действительно проникнуться ситуацией… И на будущее, если пишите в жанре хоррор, используйте мрачные/готические обороты и выражения для придания соответствующего стиля.

  26. Наталья

    …Не проси Богов о чуде – они могут тебя и услышать.

  27. Прекрасный рассказ…Не все в жизни – благоухание цветков розы, есть еще и шипы…И что же все накинулись на Жанну? А, нет желания спуститься с небес и посмотреть, что в нашей жизни не все так прекрасно?
    Жанна! Спасибо Вам за душераздирающий рассказ – жизнь действительно такова, что чудом одним не прожить. Творческих Вам успехов.
    П.С. А критика -это еще одно доказательство того, что Вы талантливы.

  28. да уж.. за такую историю все 100 баллов.
    сижу уже минут 15 обдумываю…
    это ж надо так судьбе посмеяться над человеком…

  29. Страшная история, но она о чуде – жизнь смертью не заканчивается,- ребёночек на небе встретил сестричку и вместе с бабушкой пошли по зелёной травке к Богу…А вы только подумайте как теперь терзается мать, и как,возможно, она переродилась внутренне, переживая такое…А кто мы такие осуждать её…? Жанна молодец, об этих вещах НУЖНО писать, это же делал, в свойственной той эпохе манере, Достоевский,- а будет это смакование “патологическими” или стимулом пролить горячую молитву к Богу о том, чтобы такого не было, – у каждого свой избыток сердца. А жизнь…, в ней столько мерзкого было, есть и останется – не нужно быть страусом.Ищите в своём сердце доброе, вечное, истинное.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

  • Рейтинги

    • TwitterCounter for @niceworlds